Анатолий Слепышев



Биография
Живопись
Статьи
Монография искусствоведа Елены Шунковой
Контакты
Цитаты

Художникк Анатолий Слепышев

Эльдар Рязанов

Художник Анатолий Слепышев

Когда несколько лет назад я побывал на персональной выставке Анатолия Слепышева, то был просто поражен, околдован, ибо встретился с Очарованием.
Мы были незнакомы. Организаторы экспозиции рассказали мне о том, что Слепышев несколько лет работал во Франции (пока его дочь училась живописи), что его картины украшают коллекции Бориса Ельцина, Франсуа Миттерана, Юрия Рыжова, Аллы Демидовой, Маргариты Карбоньер. Пока мастер отсутствовал, — трудился в Париже — дом, где находилась его мастерская, снесли, и художник потерял студию, ему негде работать. Мастерской нет и по сей день...
Я позвонил Анатолию Степановичу и обрушил на него свои восторги, восхищение и благодарность. Мы познакомились, а потом и подружились.

Невысокий, кругленький, играющий под мужичка, как бы простоватый, вроде неказистый, Слепышев на самом деле награжден Богом, природой, родителями неугомонным и блистательным дарованием. Картины и внешний облик их автора как бы контрастируют друг с другом, но это только на поверхностный взгляд.
Главное впечатление от его полотен — элегантность, изящество, свобода души, естественность. Все эти свойства слились в творчестве живописца воедино, а это очень редкое сочетание. Картины Анатолия Степановича гармоничны и праздничны. После общения с его живописью хочется жить. С его полотен незримыми нитями в человека текут потоки добра, света, хорошего настроения, красоты. Это тот самый несконструированный оптимизм, подобный мироощущению Моцарта, он органичен и щедр.

Чувство меры, безупречный вкус, легкость, кажется, просто-напросто подарены мастеру, ибо не чувствуется за его работами каких-то страшных преодолений, соленого пота, мучительных сомнений. Такое ощущение, будто художник пишет так, как поёт полевая птица. Умелая, изысканная «незаконченность» многих полотен говорит об уверенности мастера, о безграничном владении профессией, об умении включить фактуру холста или бумаги в композицию произведения.
Конечно, одно из его самых сильных средств воздействия на зрителя — цвет! Он использует его экономно, но смело и резко, работая с интенсивными, насыщенными красками, которые действуют, как удар. Анатолию Степановичу подвластны и пейзажи (видно, как он влюблён в Россию), и жанровые сцены (к примеру, элегантные зарисовки «Пикники с кринолинами»), и эпические полотна (вспомним его «Голгофы»), и батальная живопись («Наполеоновский» цикл»). Его картины одновременно и масштабны и лиричны, динамичны и задумчивы, а главное — в них вложены нежность художника, его восторг перед жизнью, его глубокое чувство Родины.

Зная его лично, могу сказать одно: он — наивен, в чем-то ребёнок, но в главном он — сумасшедший, так как кроме живописи с самого утра до поздней ночи для Слепышева не существует ничего. Он неуёмен в этой страсти — покрывать холсты красками, создавая свои колдовские полотна.
Я желаю Мастеру, чтобы эта неуёмность не покидала его никогда.


Поклонник и фанат Слепышева
Эльдар Рязанов