Анатолий Слепышев



Биография
Живопись
Статьи
Монография искусствоведа Елены Шунковой
Контакты
Цитаты
Монография искусствоведа Елены Шунковой




Новые темы

Тусклые 70—е годы не вносят в жизнь Слепышева ярких внешних событий, но творческая деятельность отличается весьма напряженным поиском. Фризовое движение ранних работ превращается теперь в кругообразное. Если ранние истоки и завершение композиционного движения были вынесены за пределы картины и поэтому движение воспринималось бесконечным, то теперь композиция получает завершенность, картинность. Красочные напластования, пронизанные пространственной глубиной, образуют водовороты, таинственные, глубокие омуты. Новая конструкция картины, ее эмоциональный образ приводят к новым темам. Появляются круглые озера, окольцованные густым кустарником, расположившиеся в кружок, пирующие на природе люди, многолюдные сцены застолий в замкнутых пространствах интерьера под огромными круглыми люстрами.

Сюжетику этих лет отличает налет фантасмагоричности. Из пронизанных светом красочных глубин возникают нелепые в своей неправдоподобности, невероятности сцены.

Именно в эти годы зарождается городская тематика. Действие переносится из деревенского раздолья и простора в чудовищный, противоестественный городской пейзаж или замкнутое помещение. В сельские пейзажи, которые стали для Слепышева традиционными, врываются изображения безумных видений: на- ветвях кряжистых деревьев разместились нашедшие временное пристанище люди в ярких одеждах. Комнаты деревенских домов загромождаются лошадьми с тяжелыми громадными крупами. В легком вихре проносятся по небу своры деревенских дворняжек. На низких крышах затерянных в просторах изб расположились призрачные фигуры гигантов. Медленно проплывают над скудными полями и болотами взметенные неведомой ворожбой фигуры куда-то гонимых стариков. Зависают среди облаков плотные фигуры мужиков и баб. Бредут в бесконечность коренастые мужики, волоча на сгорбленных покорно спинах огромные мешки, дохлых лошадей, пышных обнаженных красавиц. Эти титаны становятся излюбленными персонажами картин, рожденных от впечатлений виденных толп провинциалов с сумками и чемоданами, приехавших в столицу за продуктами, наводнявших магазины, заполнявших пригородные электрички.

Подобная тематика в соединении с неумолимостью движения, круговоротом композиции рождает ощущение фатальности, бессмысленности, неизбежности, нелепицы. Цветовые сочетания становятся напряженными, местами резкими. Краски сгущаются, начинают пламенеть, как прошедшие огонь эмали. В соединении со звучным колоритом рельефнее выявляется сюрреалистическая фантастика представленных сцен. Мистическая таинственность цветовой среды образуется во многом благодаря ее световой насыщенности. Свет зарождается в глубинах красочных пластов, пронизывает изображение изнутри. Предметы, фигуры, пейзаж таят в себе этот загадочный, таинственный свет, а цвет одновременно выражает тяжесть, весомость телесной материи и излучает, рождает свет.