Анатолий Слепышев



Биография
Живопись
Статьи
Монография искусствоведа Елены Шунковой
Контакты
Цитаты
Монография искусствоведа Елены Шунковой




Изменения

Слепышев медленно, с трудом пробирался через месяцы, годы учебы, удивляя и привлекая, как-то раздражая своими работами. Все переменилось, когда в институт пришел Александр Дейнека и Слепышев поступил в его мастерскую. Приходу Дейнеки предшествовали бурные события. Институт потрясли бурные студенческие сходки, полные насмешек над педагогами, возмущения методикой преподавания. Долой директора института, бывшего председателя колхоза! Долой педагогов-лауреатов сталинской премии! Был составлен список наиболее консервативных и беспомощных преподавателей с требованием их увольнения. Вместо них предлагалось принять новых педагогов — творческих, передовых, как казалось, художников. В этот последний список попал и Дейнека. Напуганная натиском студентов, новыми людьми, пришедшими в официальное искусство на смену сталинской Масловке и смещением президента Академии художеств А. Герасимова, дирекция решила не обострять конфликт и выполнить некоторые требования студентов. Не были исключены из института фрондисты-старшекурсники, им была дана возможность завершить обучение. Не было арестов, как в других вузах, где прошли студенческие волнения. Представитель студенчества вошел в Ученый совет института. Был переизбран секретарь парторганизации — вместо старого педагога пришел молодой аспирант. Были уволены некоторые педагоги и среди них один из корифеев сталинского соцреализма. В. Ефанов. На его место пригласили А. Дейнеку.

Коренастый, с коротко подстриженными белыми волосами, с бычьей шеей, более похожий на боксера, чем на художника, Дейнека уверенно шел на крепких ногах по коридору в свою мастерскую. Резкий до грубости, пренебрежительный, высокомерный по отношению к безликой массе остальных педагогов. Это были старые враги, изгонявшие его из искусства, противники направления, к которому он принадлежал. На художественных советах, на просмотрах сразу начались стычки между Дейнекой и остальными преподавателями.

Перед приходом Дейнеки в мастерскую студенты спешно подбирают с пола бумажки и тюбики из-под красок: маэстро требует чистоты в мастерской, как на палубе военного корабля. Все замирают. В полной тишине Дейнека обходит мольберты, делая резкие, острые замечания. Наконец, останавливается, берет кисть у студента и делает несколько мазков, исправляя этюд. Когда Дейнека уходит, студент, чью работу он исправил, ставит на мольберт чистый холст и начинает всё заново. Из старой работы аккуратно вырезает кусок, которого коснулась рука мастера: на память автограф известного художника.

Иногда Дейнека приносил солидную пачку открыток с репродукциями картин Шагала, Малевича, Татлина, Ларионова и других. Разрешал каждому выбрать по одной в подарок. В Москве в то время достать такие репродукции было почти невозможно. Слепышев выбрал себе репродукцию Шагала витебского периода. Он тогда увлекался этим художником. Иногда Дейнека с известным сарказмом перечислял названия неведомых красок, ехидно замечая, что таких красок студентам не видать как своих ушей: их в СССР нет.

Художник, прекрасно знающий свое ремесло и уверенно им владеющий, Дейнека имел четкую и ясную методику преподавания. Он точно представлял, что хочет от своих учеников, какую конкретную задачу ставит в каждой учебной постановке, и неукоснительно требовал от студентов ее решения. Новый педагог решительно отметал то, чему обучали студентов на первых курсах, жалуясь, что ему приходится не столько учить, сколько переучивать.

Слепышева не приходилось переучивать. Он с силой здорового организма отторгал то чуждое, что ему навязывали прежние наставники. Наконец установился контакт с руководителем, которого Слепышеву так не хватало. Держался Слепышев с Дейнекой независимо, и тот снисходительно позволял такое отношение, хотя любил повиновение и даже подобострастие. Дейнека учил тому, о чем не говорилось ни в одной другой мастерской: четко мыслить, обобщать, решать пространство, грамотно соотносить изображение и плоскость. Для Слепышева главным результатом учебы в мастерской Дейнеки, пожалуй, была вновь приобретенная уверенность в своих силах, вера в индивидуальность, в свой путь.