Анатолий Слепышев



Биография
Живопись
Статьи
Монография искусствоведа Елены Шунковой
Контакты
Цитаты
Монография искусствоведа Елены Шунковой




На реке Узе

Низкие избы, кружева наличников, балясины крылец, цветочная пестрота палисадников, дворы, застланные низенькой кудрявой гусиной лапкой с желтыми глазками цветов. Высокая темная крапива — грозная стража сараев. Впитавшие домашнее тепло, пыльно-бархатистые, серые от времени и непогод бревна построек. Спокойная беспечная речка в песчаных отмелях, в зелени заливных лугов — прозрачная и веселая. В береговых осоках — неподвижные большеголовые стрекозы. Зависли, касаясь песчаного мягкого дна, стайки рыб. Вдали, под невысоким небом села,— небрежно разбросанные по мягким склонам пологих холмов, сухие, полные света леса. Поля, то зеленые, то желтые. Луга, переполненные цветами, трепещущими бабочками и гудящими толстыми шмелями. Вьются от одной уютной деревенской церковки к другой бесконечные пыльные светло-розовые дороги, то уходящие в небо, то ныряющие в низины. И не разберешь, где кончаются холмы и начинаются громады облаков. Особенно затерянным казалось село зимой, засыпанное снегами, скрывающими дома, реку, луга. На белом, бескрайнем фоне земли и неба серели печально полоски невысоких лесов и поднимались над невидимыми деревнями узкие розовые и голубые дымы.

На всю жизнь сохранил Слепышев воспоминания об этих деревенских мирных пейзажах, окружавших его в раннем детстве. Позже пейзажи, пришедшие из детства, заполнят его картины, на долгие годы станут основным мотивом его работ. Но реминисценции детства не были направляющей причиной творчества. Они только явились толчком для творческой мысли, стали одной из форм, в которую облеклись внутренние творческие процессы.

Анатолий Слепышев родился в 1932 году. Его детство прошло в самом центре России, в большом, некогда богатом ярмарочном селе Лопатино Пензенской губернии, далеко от городов и от шумов современности. Когда маленьким мальчиком он впервые попал на железную дорогу, то принял гудки дальних паровозов за лай огромных страшных псов и на всю жизнь невзлюбил поезда. Жили в старой, развалившейся тесной избе большой семьей: мать, бабушка, прабабушка и многочисленные дети разных возрастов. Мужиков забрала в концлагеря новая власть. Крепкий дом отобрал колхоз.

Толина бабушка была женщиной необычной. Собирала в лесах и лугах травы, варила зелье. Наваром и заговорами лечила баб, а заодно и скотину. В селе она слыла доброй колдуньей, и к ней охотно обращались за помощью. Слепышев запомнил ее маленькой сморщенной старушкой. Только на выцветшей фотографии сохранилась красавица с тонким иконописным лицом.

Прохладная тишина избы. Запах свежевымытых полов. За окнами летний зной. Светлое небо. Мухи бьются о стекло. Сонно квохчет разморенная зноем и горячей пылью курица. В один из летних дней
старая знахарка наворожила своему первому правнуку судьбу, на которую он будет обречен и от которой не волен отступить.

Самым острым и мучительным ощущением детства было чувство зыбкости, неустойчивости жизни. Эпоха разворошила и разорила и этот глухой угол. Началась великая миграция деревни, продолжавша­яся многие годы. Целые семьи, гонимые грозным неумолимым вихрем, снимались с мест, оставляя разрушаться заколоченные дома и зарастать крапивой и чертополохом брошенные огороды. Толпы заполняли вагоны поездов, вокзалы забивались лежащими вповалку серыми безликими фигурами. Маленькому мальчику казалось, что переселяется весь огромный мир, что все человечество с мешками и котомками за плечами потянулось по дорогам, исчезая в неизвестности. Этот образ крестьянина-скитальца впоследствии заселит картины Слепышева и будет кочевать по равнинным дорогам, уходя от нищих изб русской деревни.